Мобильная версия сайта Библиотека Здоровья - Большая медицинская библиотека
Поиск по сайту
Спросить доктора
Дарим книги!
Библиотека Здоровья - Большая медицинская библиотека

Сексуальные проблемы и их устранение. Часть 4

Келли Основы современной сексологии. Изд. Питер

Перевели с английского А. Голубев, К Исупова, С. Комаров, В, Мисник, С. Панков, С. Рысев, Е. Турутина

Сексуальные проблемы и их устранение

Сексуальные проблемы и их устранение. Часть 2

Сексуальные проблемы и их устранение. Часть 3

Сексуальные проблемы и их устранение. Часть 5

СЕКСУАЛЬНЫЕ ЗЛОУПОТРЕБЛЕНИЯ ПО ОТНОШЕНИЮ К ДЕТЯМ

Немалое число детей и подростков подвергается сексуальным злоупотреблениям со стороны взрослых или других подростков, которые также именуются растлением   малолетних, или педофилией. Опрос 1347 взрослых мужчин и 1418 взрослых женщин показал, что к 11 % мужчин и 23% женщин в детском возрасте приставали с сексуальными намерениями. В почти 60% всех случаев насильственные действия по отношению к ним совершались часто или постоянно. Сексуальные злоупотребления по отношению к представителям обоих полов совершались почти всегда мужчинами. Девочки чаще растлевались членами семьи. К мальчикам чаще приставали незнакомые люди (33% мальчиков в сравнении с 21% девочек). Лишь 12% опрошенных сообщили о растлевающих действиях или насилии, когда они были детьми, и в более 90% таких случаев не следовало ни арестов, ни каких-либо судебных решений (Janus & Janus, 1993).

В ходе опроса NHSLS, считающегося одним из наиболее показательных в США, 12% мужчин-респондентов и 17% женщин сообщили, что в детстве они подвергались сексуальным ласкам. Наиболее распространенными формами сексуальных действий, согласно полученным данным, были: прикосновения к гениталиям, поцелуи, оральный секс, вагинальный половой акт и анальное половое сношение мужчины с мальчиком. Расовая и этническая принадлежность или образовательный уровень на полученные результаты не влияли. К девочкам приставали главным образом лица мужского пола. Двадцать восемь процентов этих девочек подвергались насилию со стороны юношей в возрасте 14-17 лет, 63% - со стороны мужчины старше 18 лет. Только 4% женщин сообщили, что к ним приставали другие женщины. Мальчиков лица женского пола трогали чаще (в 45% случаев это были девушки в возрасте 14-17 лет, в 9% - женщины старше 18), но к ним также довольно часто приставали и мужчины (15% подверглись насилию со стороны юношей в возрасте 14-17 лет, а 23% - со стороны мужчин старше 18).

Над меньшим количеством мальчиков и девочек насилие совершали представители обоих полов. На основании этих цифр можно сделать вывод, что девочкам следует больше всего опасаться сексуального насилия со стороны взрослых мужчин, а затем - со стороны юношей-подростков, в то время как для мальчиков наибольшая опасность исходит от девушек-подростков, затем - от взрослых мужчин и, наконец, - от юношей-подростков (Laumann, Gagnonetal., 1994).

Нас приучили думать, что педофилы - это исключительно мужчины-дегенераты, которые прячутся возле школ и в парках, с тем чтобы подловить малолетних детей. На самом же деле в большинстве случаев развратителем оказывается член семьи или человек, известный ребенку. Знакомые семьи и родственники - среди тех, кто совершает сексуальные злоупотребления по отношению к детям наиболее часто. Документы, опубликованные организацией «Бойскауты Америки», свидетельствуют, что с 1971 по 1991 год около 1800 начальников отряда бойскаутов были освобождены от своих обязанностей в связи с подозрением в сексуальном злоупотреблении по отношению к мальчикам или совершением такового. Сейчас эта организация распространяет видеозаписи и печатный материал, информирующий мальчиков о том, как защитить себя от сексуального насилия.

Есть данные, что мальчики реже сообщают о случаях насилия над собой, чем девочки, но надо учесть, что это явление исследовано в значительно меньшей степени. Оба этих факта должны быть оценены в контексте представлений нашего общества о мужественности и маскулинности. В нашем обществе многие, возможно, полагают, что мальчики нуждаются в защите от сексуального насилия в меньшей степени, чем девочки. Возможно также, что сообщение об инциденте может быть расценено мальчиком или кем-то из его окружения как признание того, что он оказался беспомощной жертвой - ситуация, которая не красит мужчину (Schwartz, 1994).

Была предложена пятикомпонентная модель, с помощью которой можно оценить несколько различных аспектов ситуации, способной привести к насилию. Прежде всего, рассматривается тип сексуальных действий, в частности имел ли место физический контакт (ласки, половой акт или оральный секс) или нет (случай эксгибиционизма). Учитывается возраст как лица, ставшего объектом сексуального насилия, так и насильника. Некоторые социальные работники не спешат рассматривать ситуацию как противоправную, если человек, совершивший какие-то сексуальные действия, старше того, по отношению к кому они были совершены, менее чем на 5 лет. Большинство считают, что если потерпевшему меньше 12 лет, а насильнику больше, тогда ситуация может быть расценена как противоправная. Отношения, в которых находятся между собой насильник и потерпевший, также принимаются во внимание; учитывается и такой довольно сложный вопрос, как желание потерпевшего стать участником сексуальных действий. Если потерпевшему от 13 до 17 лет, ситуация несколько осложняется, и решение в этом случае, как правило, зависит от того, каков возраст насильника и стремился ли потерпевший к сексуальному контакту (Wyatt, 1990).

Поскольку в нашем обществе детей учат уважать взрослых и подчиняться им и в то же время они часто получают минимум знаний о сексуальных вопросах и собственных половых органах, детьми легко манипулировать как физически, так и психологически, и часто, припугнув их, бывает несложно добиться их пассивного участия в каких-то сексуальных действиях. Совращение ребенка является в такой же степени актом злоупотребления властью, в какой оно является актом сексуальным. Жертвы насилия нередко упрекают себя в том, что с ними произошло, полагая, что они поступили дурно и заслуживают наказания. А это может привести к тому, что их будет преследовать чувство стыда, которое повлияет на их представления о собственной личности (Walser& Kern, 1996).

Дети часто очень неохотно сообщают о сексуальном насилии, или же им может недоставать вербальных навыков для того, чтобы четко объяснить, что же произошло. К сожалению, даже в тех случаях, когда дети сообщают о сексуальном насилии, их слова иногда не принимают всерьез. Порой взрослые не хотят портить отношения с родственниками или знакомыми, которых могут обвинить в том, что они подвергались насилию со стороны более чем одного взрослого.

Отношения, в которых находились между собой ребенок, пострадавший от сексуального насилия, и насильник (в процентах от общего числа случаев)

 

Девочки (%)

Мальчики (%)

Незнакомый человек

7

4

Учитель

3

4

Знакомый семьи

29

40

Сожитель матери

2

1

Старший товарищ респондента

1

4

Другой родственник

29

13

Старший брат

9

4

Отчим

7

1

Отец

7

1

Другие лица

19

17

Общее число случаев

289

166

Примечание: Суммарное количество процентов получается больше 100, так как некоторые респонденты приставали с сексуальными намерениями к их ребенку. Те дети, которые все-таки сообщают о насилии, иногда обращаются непосредственно к близкому им взрослому человеку или лицу, выполняющему свои профессиональные обязанности, объясняя что случилось, либо на словах, либо с помощью куклы, точно передающей анатомические особенности человеческого тела.

Источник: Laumann, Michael. The Social Organization of Sexuality, 1994

Однако информация, полученная от детей, использующих такие куклы, не считается достаточно надежной для того, чтобы определить, подвергся ли ребенок сексуальному насилию (Realmuto, Jensen & Wescoe, 1990). В этих случаях дети склонны делать неправдоподобные заявления в отношении поведения взрослых.

Последние руководства о том, что нужно делать в случаях сексуального насилия, рекомендуют, чтобы полиция обязательно была поставлена в известность, а насильник предстал перед судебными органами. Специалисты в области сексуального насилия считают, что эти меры станут надежной гарантией того, что насильник пройдет необходимый курс лечения или будет отбывать наказание в тюрьме, и позволят предотвратить подобное поведение в будущем (Levitz, 1992).

Взрослые, совершающие акты сексуального злоупотребления

В настоящее время еще только начался процесс определения того, какие побудительные психологические причины движут взрослыми людьми, совершающими акты сексуального злоупотребления по отношению к детям, и результаты исследований часто признаются некорректными (Vizard, Monck&Misch, 1995). Большинство специалистов полагают, что такое поведение может быть в немалой степени вызвано тем обращением, которому подвергался сам растлитель в детстве; некоторые факты позволяют сделать предположение, что взрослые, склонные к сексуальным злоупотреблениям, сами иногда становились в детстве объектом сексуального насилия. Однако предварительные исследования также свидетельствуют, что склонность к сексуальным злоупотреблениям развивается у человека под влиянием и других важных факторов. Например, люди, совершающие сексуальные злоупотребления по отношению к детям, нередко в детстве не имели близких друзей или находились в эмоциональной изоляции. Секс становится для них способом бегства от эмоциональной боли и одновременно средством против нее. Уже будучи взрослыми, они склонны приписывать какие-то сексуальные мотивы обычному поведению детей и рассматривать свои жертвы в качестве сексуальных объектов (Hayashino, Wurtele & Klebe, 1993; Stahl & Sacco, 1995). При этом они могут отрицать, что испытывают сексуальное влечение к детям. Хотя многие из этих черт были также отмечены и у людей из контрольных групп, которые не совершали насилия над детьми, одно значимое отличие состоит в том, что представители контрольных групп в гораздо меньшей степени склонны видеть в поведении детей какие-то сексуальные мотивы (McKibben,Proulx &Lusignan, 1994).

Исследования показали, что у некоторых взрослых насильников в тех или иных отделах головного мозга имеются определенные аномалии, которые могут способствовать предрасположенности человека к совершению насильственных действий по отношению к детям (Lang, 1993), и что у ряда растлителей бывают галлюцинации, побуждающие их совершать свои противоправные поступки и являющиеся одним из проявлений шизофрении (Huckle & Jones, 1993).

Принуждение и насилие в сексуальных отношениях

Взрослые мужчины, склонные к сексуальным злоупотреблениям, часто происходят из семей, в которых детей отталкивают или излишне опекают, хотя при этом и не обязательно подвергают суровым наказаниям. У многих из них в детстве были плохие взаимоотношения с отцом, многие из них получили ранее психологическую травму, а также склонны предаваться сексуальным фантазиям, в которых фигурируют дети (Looman, 1995; Marshall, Barbaree & Fernandez, 1995). По-видимому, у людей, совершающих акты сексуального злоупотребления по отношению к детям, выработался надежный механизм психологической защиты, позволяющий им мириться со своими поступками. Они могут вкладывать иной смысл в свое поведение или оправдывать его и в то же время могут всячески чернить себя, в результате чего становятся еще менее способными контролировать свои парафилические сексуальные влечения (Neidigh & Krop, 1992; Haywood & Grossman, 1994). Некоторые растлители детей возлагают вину за случившееся на свою жертву или упрекают третье лицо, например супругу, за то, что оно не может дать им сексуального удовлетворения (Kennedy & Grubin, 1992).

Очень немногое известно о женщинах, совершающих сексуальные злоупотребления по отношению к детям. Исследования женщин, осужденных за растление малолетних, показывают, что они, как правило, являются лицами с отклонениями в умственном развитии, сами в прошлом подвергались сексуальному или физическому насилию и не удовлетворены собственной сексуальной жизнью (Kaplan & Green, 1995). Нередко их действиями руководит озлобленность или желание отплатить своему партнеру или супругу. Они часто совершают сексуальные злоупотребления вместе с другим взрослым человеком, обычно с мужчиной-растлителем (Larson, 1992). Было высказано предположение, что, поскольку все привыкли считать, что женщины не склонны к насилию и должны проявлять заботу о детях, профессиональные работники и представители правоохранительных органов не считают нужным задавать пострадавшим вопросы, которые могли бы прояснить роль женщины в той или иной ситуации, а самим пострадавшим может оказаться нелегко признаться в том, что женщина принимала в инциденте определенное участие.

Аналогичным образом, женщинам-растлительницам может быть очень трудно признаться в своем проступке, так как в нашем обществе такие действия считаются для женщин недопустимыми. Возможно также, что сексуально агрессивные действия носят у женщин более замаскированный характер, чем у мужчин, и потому пострадавшим и представителям правопорядка сложнее их распознать.

В последнее время в центре внимания общественности оказались священники и другие духовные лица, совершавшие акты сексуального насилия по отношению к детям. Католическая церковь подверглась серьезной критике за то, что проявила нерешительность в ряде случаев, когда священники были обвинены в сексуальном злоупотреблении. В результате церковным руководством были недавно изданы новые распоряжения, в которых даются обстоятельные разъяснения, как следует действовать в подобных случаях. Местные церковные власти начали понимать, что к заявлениям о случаях злоупотреблений следует относиться всерьез; что лицо, совершившее противоправный поступок, должно быть немедленно лишено духовного звания, если обвинения в его адрес подтверждаются; что сами они должны действовать в соответствии с гражданским законодательством и сотрудничать со следственными органами, а также оказывать помощь пострадавшим и их семьям. В большинстве конфессий теперь существуют специальные правила, оговаривающие необходимые действия в подобных ситуациях (Sipe, 1995). Общественные и благотворительные организации, такие как программа «Старший брат/Старшая сестра», также пользуются различными психологическими руководствами для идентификации взрослых-добровольцев, склонных к сексуальному насилию (Herman, 1995).

Дети и подростки, совершающие акты сексуального злоупотребления и насилия

В последнее время возросло число случаев сексуальных злоупотреблений, совершаемых другими детьми и подростками. Почти в каждом шестом инциденте, связанном с сексуальными злоупотреблениями, виновником оказывается другой ребенок, часто в возрасте 6-9 лет, Эти дети могли сами быть жертвами сексуальных злоупотреблений и потому оказываются восприимчивыми к словам профессиональных психологов-консультантов, которые помогают им понять, что такое поведение является недопустимым (Wendel, 1997).

Подростки, как правило, совершают злоупотребления по отношению к детям младшего возраста или к другим подросткам. В роли растлителей часто оказываются подростки, которым поручают присматривать за малышами, или их приятели. Злоупотребления совершают обычно юноши-подростки, хотя, по данным NHSLS, нередки случаи, когда мальчики растлеваются девушками-подростками (Laumann, Gagnon. et al., 1994). У подростков, склонных к сексуальным злоупотреблениям, часто бывает неблагополучная обстановка в семье, они сталкиваются с серьезными психологическими трудностями и проблемами развития (Carpenter, Peed & Eastman, 1995). Юные растлители, как правило, сами подвергались физическому, а иногда и сексуальному насилию. Велика вероятность того, что у их родителей наблюдаются какие-то сексуальные отклонения, а у них самих часто отмечаются симптомы депрессии (Oliver, Hall &Neuhaus, 1993; Worling, 1995).

Родители, узнав о том, что их сын совершил сексуальное злоупотребление, часто испытывают в возникшей ситуации немалые трудности. Им может быть нелегко обсудить с сыном случившееся и разобраться в вопросах, связанных с его наказанием или лечением. Родители могут быть подавлены случившимся и испытывать чувство беспомощности. Постепенно они могут начать пересматривать свои отношения с провинившимся сыном, принимая более активное участие в разрешении возникших проблем. Но для семей это всегда очень нелегкое испытание (Smith & Trepper, 1992).

Последствия сексуальных злоупотреблений по отношению к детям

Долговременные исследования последствий сексуальных злоупотреблений по отношению к детям показывают, что симптомы стресса и психологической травмы у ребенка постепенно идут на убыль в течение нескольких месяцев после инцидента. Согласно некоторым исследованиям, у значительного числа детей, подвергшихся растлению, не отмечается каких-то заметных симптомов и они не определяют случившееся в негативных выражениях, в то время как другие специалисты объясняют это тем, что некоторым детям лучше удается психологическое вытеснение негативных последствий (Bauserman & Rind, 1997). Возможно, что на тяжесть травмы в немалой степени влияет то, какова была степень принуждения и жестокости при совершении злоупотребления. Но, по-видимому, все сходятся на том, что дети не способны дать свое добровольное согласие на сексуальный контакт и что переживания, испытанные ребенком в результате того, что взрослый человек вынудил его стать участником сексуальных действий, могут стать причиной возникновения целого ряда проблем в его дальнейшей жизни (Campbell, 1995; Walser & Kern, 1996).

Хотя и непросто сделать общие выводы в отношении кратко- и долговременных последствий сексуальных злоупотреблений по отношению к детям и подросткам, было выявлено несколько разновидностей нежелательных последствий:

1.   Травматическая сексуализация, означающая, что чувства, установки и поведение ребенка, связанные с сексуальными отношениями, могут принимать такую форму, которая не соответствует возрасту и стадии развития ребенка. Дети, подвергшиеся растлению, могут быть склонны к сексуально агрессивным действиям.

2.   Чувство, что их предали, могут испытывать дети, обнаружившие, что человек, которому они доверяли и от которого они зависели, причинил им зло. Это особенно характерно для тех случаев, когда растлитель является членом семьи. Это чувство может стать еще более острым, если сообщению ребенка о сексуальном злоупотреблении не поверили или если ребенка упрекают за случившееся (Elisen, 1993; Roesler, 1994). Дети часто начинают относиться к растлителю с неприязнью.

3.   Чувство бессилия возникает у ребенка, когда он чувствует, что его желания не замечают или отвергают. Чем более насильственными и принудительными были сексуальные действия растлителя, тем более острым будет чувство бессилия у ребенка (Schwartz, 1994).

4.   Стигматизация (клеймо позора), избавиться от которой ребенку может быть особенно трудно, если окружающие ждут, что он отреагирует на случившееся чувством стыда и вины (Elisen, 1993). Эти негативные ожидания могут исходить непосредственно от растлителя, который может хотеть, чтобы его жертва взяла на себя вину за происшедшее, или от членов семьи и знакомых, которые узнали об инциденте. Возможно, именно эти причины выявились в какой-то степени в результате одного исследования, в ходе которого выяснилось, что среди детей, убежавших из дома, 73% девочек и 38% мальчиков подвергались ранее сексуальному злоупотреблению.

В настоящее время еще только начат процесс определения того, как сексуальное злоупотребление и насилие может сказаться на последующей жизни человека. Было установлено, что оно является серьезным фактором риска, способным вызвать у женщин депрессию, чувство тревоги, сексуальные расстройства и суицидальные мысли (Beitchman et al., 1992; Reid, Taylor & Wampler, 1995). Женщины, страдающие от хронических болей в области таза, иных гинекологических расстройств, головных болей, желудочно-кишечных заболеваний, различных фобий и депрессии, часто подвергались в прошлом сексуальным злоупотреблениям, хотя механизм причинно-следственных связей определить пока не удалось (Golding, 1994; Plichta & Abraham, 1996). Факты со всей определенностью свидетельствуют о том, что среди взрослых, подверженных психическим заболеваниям, алкоголизму, наркомании и расстройствам пищеварения, процент людей, подвергавшихся в прошлом сексуальному злоупотреблению, выше, чем отмечающийся для населения в целом (Jones & Emerson, 1994; Schwartz & Cohn, 1996). В ходе опроса около 1600 женщин старше 17 лет из района Лос-Анджелеса почти 20% сообщили, что в детстве они подвергались сексуальным злоупотреблениям.

По сравнению с женщинами, не подвергавшимися злоупотреблениям, они чаще страдали от различных хронических заболеваний, таких как диабет и артрит, чаще жаловались на общее физическое недомогание и отличались более слабым физическим здоровьем в целом (Golding, 1994; Plichta & Abraham, 1996).

Хотя распространено мнение, что взрослые, подвергавшиеся в детстве растлению, часто сами начинают совершать акты сексуального злоупотребления по отношению к детям, последние публикации на эту тему показывают, что безоговорочное принятие такой точки зрения неправомерно. Существуют и другие факторы, обусловливающие формирование у человека склонности к сексуальному злоупотреблению, которые включают в себя: ограниченность социальной поддержки в период взросления, определенную степень эмоциональной изоляции и последствия бедности и стрессов.

Мы имеем меньше эмпирических данных о том, как влияет сексуальное злоупотребление, которому подвергались в детстве мужчины, на их последующее развитие и сексуальное поведение в зрелом возрасте! Проведенные исследования свидетельствуют о том, что такие мужчины могут испытывать затруднения со своей мужской идентификацией или с поддержанием здоровых близких отношений. Кроме того, определенную роль в том, как мужчины, подвергавшиеся в детстве сексуальному злоупотреблению, начинают в итоге воспринимать себя, играют, по-видимому, и модели социализации у мужчин (Schwartz, 1994; Schwartz & Cohn, 1996). Исследование мальчиков, имевших сексуальные контакты со взрослыми, но не получивших какой-либо психотерапевтической помощи, обнаружило у них широкий спектр различных реакций, как негативных, так и позитивных. Отношения с растлителем, наличие или отсутствие согласия со стороны потерпевших, то обстоятельство, применялась ли сила, - анализ всех этих факторов помогал определить реакцию мальчиков на случившееся (Ваuserman& Rind, 1997).

Последствия сексуального злоупотребления иногда бывают почти незаметными, но могут носить и долговременный характер. Например, женщины, подвергавшиеся в юные годы сексуальным злоупотреблениям или насилию, скорее начнут раннюю половую жизнь (Miller, Monson & Norton, 1995). Наиболее неприятные последствия, такие как серьезные психические расстройства и проблемы поведенческого характера, обычно отмечаются в тех случаях, когда со стороны взрослого была применена грубая сила или принуждение. Специалисты соглашаются с тем, что последствия во многом зависят от того, какое отношение к ребенку проявили люди, облеченные властью, и в каком объеме он получил психологическую помощь, смогла ли она помочь ему преодолеть свое смятение и страх. Многие люди, ставшие в детстве жертвами растления, начинают анализировать свои чувства и реакции на случившееся только в зрелом возрасте; в настоящее время существуют различные группы поддержки, которые могут помочь им в этой ситуации (Roesler, 1994),

СЛУЧАЙ ИЗ ПРАКТИКИ. ПОЛ ПЕРЕЖИВАЕТ ЗАНОВО СОБЫТИЯ СВОЕГО ДЕТСТВА

Пол вступил в группу взаимопомощи для мужчин, которые недавно разошлись со своими женами. Во время одной из встреч он сообщил участникам группы, что, на его взгляд, испытываемое им чувство неуверенности и трудности, возникающие у него при общении, частично проистекают из того, что в детстве он подвергся растлению. Он не захотел развивать эту тему, но психолог, курировавший работу группы, предложил Полу поговорить об этом более подробно в частной беседе. Когда они встретились, Пол сказал, что ему было очень трудно хранить столько лет молчание о случившемся и что он по-прежнему испытывает чувство унижения, когда вспоминает о том, что произошло.

Сексуальные злоупотребления имели место несколько раз, и совершал их взрослый мужчина, руководитель детской церковной организации, в которой Пол состоял, когда ему было 11 лет. Этот мужчина, как казалось Полу, испытывал к нему особое расположение, и это весьма льстило мальчику. Ему нравилось бывать в обществе этого человека, и он несколько раз принимал его приглашения сопровождать его в туристских походах, в которые они отправлялись только вдвоем. Родители Пола симпатизировали этому человеку, отношения между мальчиком и взрослым человеком не вызывали у них никаких тревог. Во время одного из походов мужчина предложил искупаться нагишом в реке, чтобы смыть с себя грязь, и без всякого стеснения снял с себя одежду. Хотя Полу и было неловко, он поступил так же, и они вошли в воду. Мужчина затеял в воде возню, которая закончилась тем, что он начал ласкать гениталии Пола. После нескольких подобных походов сексуальные действия перешли во взаимную мастурбацию и оральный секс.

В конце концов, не в силах справиться со своими противоречивыми чувствами к этому человеку, Пол отказался отправляться с ним за город. Мужчина выразил свое огорчение решением Пола, но перестал приглашать его в походы. Вскоре он установил отношения с другим мальчиком - факт, вызвавший у Пола одновременно и чувство облегчения и обиду. 6 конце концов мужчина уехал из их округа, и Пол никогда и ни с кем не обсуждал случившееся до тех пор, пока не коснулся этой темы на встрече группы взаимопомощи. В зрелом возрасте Пола по-прежнему смущал тот факт, что он испытывал тогда приятные сексуальные ощущения, даже несмотря на то, что случившееся расстроило его и вызвало у него чувство унижения. Он сообщил психологу, что скрыл происшедшее, поскольку не считал, что его принудили к сексуальным действиям. В его глазах собственное участие переросло в одобрение и согласие. В ходе нескольких встреч психологу удалось помочь Полу разобраться в тех сложных чувствах, которые он испытывал в отношении инцидентов прошлого. Беседы помогли Полу увидеть ряд новых для него аспектов в его сексуальной жизни и в его отношениях с бывшей женой.

Помощь жертвам сексуальных злоупотреблений и насилия

Неотложное вмешательство может стать первым шагом в случаях сексуального злоупотребления и насилия по отношению к детям. Вокруг ребенка должна быть создана безопасная обстановка и исключена возможность любых контактов между ним и растлителем. Необходимо поставить в известность правоохранительные органы, с тем чтобы был решен вопрос о возможной уголовной ответственности или каких-то санкциях, а социальным службам следует провести работу с ребенком и членами семьи. Разработано множество программ психологической помощи детям, пострадавшим от сексуальных злоупотреблений и насилия; некоторые из них включают в себя семейную психотерапию, поскольку случившееся могло отразиться негативным образом и на других членах семьи. Эффективность различных методов психологической помощи жертвам сексуальных злоупотреблений еще предстоит проанализировать. (McConaghy, 1993).

Психотерапевт, оказывающий помощь ребенку, подвергшемуся насилию, должен предвидеть самые разнообразные реакции с его стороны. Многие дети на раннем этапе терапии бурно изливают свое чувство негодования, и следует дать им понять, что их гнев должен быть обуздан. Затем могут появиться чувства вины, стыда, утраты, обиды и подавленности. В тех случаях, когда сексуальное злоупотребление было особо жестоким, у детей может наблюдаться диссоциация личности, которая может повлечь за собой расстройства, связанные с дроблением личности. Возможно, психотерапевту придется также столкнуться с тем, что в ребенке были слишком рано пробуждены сексуальные чувства; в этом случае он должен помочь ребенку принять более подходящие для его возраста модели поведения.

Многие пострадавшие никому не рассказывают о том, что с ними случилось, вплоть до зрелых лет своей жизни. Очень часто к психотерапевту сначала обращаются за помощью по другим причинам, так как взрослые, пережившие в детстве растление или насилие, могут страдать от самых разнообразных соматических и психологических проблем и проблем межличностных отношений. Как правило, они сообщают о том, что пережили в детстве, лишь после прямых вопросов об этом. Иногда воспоминания о случившемся оказываются у них вытесненными и начинают постепенно «проявляться» в процессе лечения. Важно разобраться во всех сложных чувствах и реакциях пациента, касающихся как самого инцидента, так и человека, совершившего растление или насилие.

Психотерапевт может помочь пациенту выразить целый комплекс эмоций, которые часто включают в себя чувство негодования, направленное на растлителя и других людей, которые не сумели предотвратить случившееся. Для того чтобы помочь человеку справиться с чувством негодования и возмущения, используют прием мысленного проигрывания ситуации. Конечная цель состоит в том, чтобы взрослый человек, переживший в детстве сексуальное злоупотребление, примирился с теми чувствами, которые он испытывает к насильнику, и выработал более устойчивое и позитивное отношение к собственной личности. В некоторых случаях оказываются весьма эффективными методы групповой психотерапии; часто бывает важно включить в лечебный процесс нынешних сексуальных партнеров пациента (Ney & Peters, 1995; Reid, Taylor & Wampler, 1995).

Лечение растлителей и насильников

Существует ошибочное мнение, что люди, совершившие сексуальное злоупотребление, плохо поддаются лечению. Хотя обычные психотерапевтические методы, не акцентирующие внимание на агрессивном поведении, как правило, оказываются малоэффективными, ряд методик оказался вполне успешным при лечении пациентов, совершивших растление или насилие по отношению к детям (Hall, 1995; Marshall &Pithers, 1994).

Обычно они включают в себя, в различных сочетаниях, групповую психотерапию; когнитивно-поведенческие методы лечения, направленные на то, чтобы научить растлителей лучше контролировать свои сексуальные импульсы; методы профилактики, нацеленные на предотвращение рецидивов насилия; а также просвещение насильников в вопросах секса. Необходимо, чтобы они изменили в лучшую сторону представление о собственной личности, и им можно помочь в этом, развив их способность сопереживать чувствам окружающих (Marshall, 1994;Marquesetal., 1994).

В последние годы получил широкое применение метод лечения насильников и растлителей с помощью медикаментозных средств, способствующих уменьшению сексуального влечения. Некоторые из этих средств препятствуют выработке мужских гормонов или снижают активность их действия. Растлителей и насильников с симптомами депрессии лечат антидепрессантами, способствующими уменьшению непреодолимых влечений, которые являются иногда элементом агрессивного поведения. Хотя еще предстоит сделать очень многое для выяснения эффективности медикаментозного лечения людей, совершающих акты сексуального злоупотребления по отношению к детям, имеющиеся предварительные данные показывают, что от такого лечения не много пользы, если оно не является частью более обширной программы психотерапии и коррекции поведения (Bradford, 1994; Gijs & Gooren, 1996). Иногда суды требуют кастрации насильника, если тот отказывается пройти курс лечения, однако такие решения плохо согласуются с Конституцией, запрещающей жестокие и нетрадиционные наказания (Icenogle, 1994).

От 35 до 50% растлителей и насильников, не прошедших курс лечения, совершают новые преступления. Применение когнитивно-поведенческих методов лечения, направленных на устранение или снижение нездорового сексуального возбуждения, снижает случаи рецидивов, происходящих через короткое время, до примерно 10-20%, хотя долговременные исследования здесь еще не проводились (Bradford, 1994).

Цель всех этих методов лечения - помочь насильнику взять под контроль свое поведение, с тем чтобы сексуальные злоупотребления больше не повторялись. Поэтому в данном случае правильнее говорить скорее об управлении поведением, чем о лечении.

Хищники и их жертвы

Она хочет, чтобы ее называли Шарлетт. Она живет в Нью-Йорке, в приюте для матерей-подростков. В ее истории нет ничего необычного. Ее приятеля звали Мики. Он был старше ее, ему было около 25. Шарлетт переживала трудное время: ее отчим, вернувшийся домой после тюремного заключения, избивал ее мать, поколачивал и ее. «Я начала на время уходить из дома с 14-летнего возраста, - сказала она. - Я была совсем юной и беззащитной. Мне было очень тяжело. Он обещал защитить меня, научить жизни, навести порядок в моей голове, Но когда я сообщила ему, что беременна, он исчез. Я стала наводить справки. У меня был разговор с его двоюродным братом. Я узнала, что у него еще шесть детей, главным образом от молоденьких девушек. Я была наивна, и он этим воспользовался».

Подростковая беременность очень часто является результатом сексуального насилия. Исследование, проведенное прошлым летом Институтом Алана Гуттмахера, показало, что 66% всех матерей-подростков имели детей от мужчин, которым было 20 лет или больше. Во многих случаях разница в возрасте была незначительной - три или четыре года. Но исследование, проведенное в 1990 году в Калифорнии, позволяет сделать вывод, что чем меньше возраст девушки, тем старше ее приятель (в тех случаях, когда матерям было 11 -12 лет, отец был в среднем на 10 лет старше). Исследование, проведенное в 1992 году в штате Вашингтон, выявило тот факт, что среди 535 матерей-подростков 62% были изнасилованы или к ним приставали с сексуальными намерениями, перед тем как они забеременели; средний возраст насильников составил 27,4 года. «Никто по-настоящему не хочет обсуждать сложившуюся ситуацию, - говорит Орора Запата из нью-йоркской организации "Дом для бездомных", - но все о ней хорошо знают».

Никто не хочет обсуждать эту ситуацию, потому что она противоречив общепринятым взглядам на подростковую беременность, взглядам как либералов, таки консерваторов. Никто не хочет говорить о ней потому, что она показывает вопиющую преступную глупость проходящих по всей стране дебатов о реформе социального обеспечения. Консерваторы чувствуют себя неловко, потому что появляется еще одна категория лиц, оказавшихся в бедственном положении: юные девушки, которые забеременели, - это не какие-то безнравственные, преждевременно созревшие девицы легкого поведения, они - жертвы. Кто одобрит сокращение размера пособий этим детям, за которое ратуют некоторые республиканцы? Но либералы также чувствуют себя неуютно, поскольку полученные данные служат дополнительным аргументом в пользу того, что в районах трущоб налицо многочисленные симптомы социальной патологии. Нет сомнений, что проведенные исследования поднимают новые острые вопросы, касающиеся безрассудной политики, проводимой местными социальными службами, цель которой - «сохранение семьи». В «семьях», которым не дают распасться, очень часто находит себе пристанище сексуальный «хищник» - отчим, сожитель матери, какой-нибудь «дядя». В любом случае, матери-одиночки - обычно сами обзаведшиеся ребенком в юном возрасте-оказываются совершенно неспособными положить конец насилию, а иногда и не желают этого. «Они не хотят признаться в том, что подобное совершает их мужчина, - говорит Запата. - Часто они бывают вполне довольны тем, что их дочь завела ребенка. Это приносит в их дом дополнительные деньги в виде социальных пособий».

Психологические мотивы здесь носят скрытый характер и способны обескуражить. Что касается мужчин, их нападения на юных девушек могут являться следствием бессилия - хотя кто-то может задать вопрос, каким же это мужчинам придает сил изнасилование 11 -летней, - усугубленного отсутствием каких-либо этических ограничений и помощью социальных служб, готовых финансировать безответственность. Что касается девушек, лишенных отца, то стремление Шарлетт обрести защиту - найти человека, который мог бы заменить ей отца, - выглядит вполне понятным. (Несомненно, что многие юные девушки также рассчитывают на то, что ребенок придаст какой-то смысл их безрадостной жизни и поднимет их социальный статус.) «Более всего удручает то, что такое поведение молчаливо поощряется, - говорит Катлин Силвестр из Института прогрессивной политики. - Мало кто из матерей считает нужным сказать: "Этот парень тебе не подходит: он тебя намного старше"».

Что же делать? Ужесточение законов, касающихся половой связи с лицами, не достигшими совершеннолетия, - особенно для мужчин, таких как приятель Шарлетт, производящих на свет целый выводок детей, - кажется неплохой идеей. «Насилие над ребенком является преступлением, - говорит Силвестр. - Многие из этих парней должны сидеть в тюрьме. Но очень сложно заставить девушек давать показания: им стыдно, они запуганы и во многих случаях они продолжают испытывать чувство привязанности к своим дружкам». Что же делать? Решение, состоящее в том, что беременные девушки-подростки должны жить дома и лишь получать социальное пособие, представляется ошибочным. «Единственный способ разорвать порочный круг, - говорит Орора Запата, - это заставить их покинуть свой дом».

СЛУЧАЙ ИЗ ПРАКТИКИ. СИДНИ УЛАЖИВАЕТ ПОСЛЕДСТВИЯ СЕКСУАЛЬНЫХ ЗЛОУПОТРЕБЛЕНИЙ, КОТОРЫЕ ОН СОВЕРШАЛ ПО ОТНОШЕНИЮ К СОБСТВЕННОЙ СЕСТРЕ

Сидни, учившийся на предпоследнем курсе колледжа, обратился в центр психологической помощи. Он пребывал в состоянии подавленности и тревоги и хотел поговорить о некоторых волновавших его вопросах. Прежде всего его беспокоило то, что его сестра, которая была младше его на 4 года, стала недавно упрекать его в «сексуальных играх», которым они предавались, когда ему было 12, а ей 8 лет. Несколько раз, когда они оставались дома одни. Сидни мастурбировал на глазах у своей младшей сестры, а однажды он заставил ее взять в рот его половой член. После этого инцидента она пригрозила рассказать обо всем родителям, и он перестал заниматься подобными вещами.

Сидни сообщил психологу-консультанту, что сначала он испытывал определенное чувство вины за свои действия, но со временем сумел от него избавиться. Он сказал, что в последние годы он лишь изредка вспоминал о тех инцидентах, объяснив их детским любопытством. Он был потрясен, когда его сестра выразила ему свое негодование по поводу его тогдашнего поведения, обвинив его в сексуальном злоупотреблении. Его первой реакцией было желание защитить себя, и он соврал сестре, сказав, что не помнит о тех случаях. Позже он извинился перед ней, сказав, что не осознавал, насколько все это могло ее расстроить, и что он очень сожалеет о случившемся. Он объяснил, что ему трудно найти себе оправдание, и что сейчас у него и в мыслях нет приставать с сексуальными намерениями к ребенку. Его прошлый сексуальный опыт и интересы показывали, что он не испытывает сколько-нибудь заметного сексуального влечения к детям. Однако проблема с его сестрой оставалась по-прежнему нерешенной, и он попросил у психолога совета, как ему действовать дальше в этой ситуации.

Оказавшись дома во время очередных каникул, он еще раз поговорил с сестрой. Она сказала, что, как только она смогла излить свое чувство негодования, ее отношение к брату стало более снисходительным. Она приняла решение не говорить ничего родителям, так как ей кажется, что это причинит всем еще больше страданий. Сидни заверил ее, что, если она все-таки хочет поговорить с ними и это может ей как-то помочь, он не боится возможных последствий. Он также посоветовал, чтобы она, взяв с него пример, сходила к психологу и рассказала о своих чувствах. Он вызвался принять участие в беседах, если она этого захочет. Через несколько недель Сидни сообщил своему консультанту, что его сестра провела несколько бесед с психологом и чувствует себя намного лучше. Он был уверен, что теперь их отношения как брата и сестры смогут развиваться дальше, и было видно, что симптомы его собственной депрессии и тревоги пошли на убыль.

Инцест (кровосмешение)

Почти в каждом обществе существует строгий запрет на внутрисемейные сексуальные отношения. Его часто называют табу на инцест. Имеется множество теорий, объясняющих, почему это табу существует; одна из самых популярных связывает его с желанием избежать разрушения семейной системы. Однако из общего правила табу на инцест бывают исключения. На островах Тробриан девушка, вступающая в половое сношение с братом своей матери, совершает инцест. Если же она вступает в половое сношение со своим отцом, это не считается инцестом. У южноамериканских индейцев кубео юноша считается совершеннолетним только после того, как он совершит половое сношение со своей матерью. Если придерживаться точных определений, то термин инцест подразумевает половой акт между ближайшими кровными родственниками. В настоящее время этот термин употребляют в более широком смысле, считая инцестом любого рода сексуальный контакт между близкими кровными родственниками, между детьми и их отчимами и мачехами или между другими лицами, живущими вместе и поддерживающими отношения, близкие к семейным. Путаница в определениях затрудняет выяснение того, насколько распространено это явление. Исследователи из NHSLS установили, что 9% девочек и 4% мальчиков имели инцестуальные отношения со старшим братом, 14% девочек и 2% мальчиков - с отцом или отчимом, а 29% девочек и 13% мальчиков - с кем-то из других родственников (Laumann, Gagnon et al., 1994).

Хотя других надежных статистических данных, касающихся распространенности различных форм инцеста, очень немного, считается, что сексуальные контакты между отцом и дочерью составляют чуть меньше 25% от всех случаев инцеста. Инцест между отчимом и падчерицей также составляет примерно 25% от всех случаев. В оставшихся 50% случаев участниками сексуальных отношений являются братья, дяди, родственники со стороны жены или мужа, дедушки, члены семьи отчима или мачехи и сожители матерей. Принято считать, что инцест брат-сестра является наиболее распространенным. Исследование случаев инцеста между родными братьями и сестрами выявило ряд факторов, являющихся общими для тех семей, где он имел место. Родителям часто были свойственны эмоциональная отчужденность и властность; они способствовали созданию в доме сексуальной атмосферы; часто имели место какие-то семейные тайны, например у одного из родителей могли быть любовные отношения на стороне (Carson et al., 1990). Насколько распространены случаи инцеста мать-сын, сказать намного сложнее; многие специалисты полагают, что, хотя подобные отношения встречаются, вероятно, не так часто, как насильственные инцестуальные злоупотребления по отношению к девочкам, о них также могут и сообщать намного реже (Lawson, 1993).

Причиной инцеста нередко становятся нездоровые семейные взаимоотношения, которые отражаются на всей структуре семьи. В семьях, где отношения между отцом и матерью ослаблены и где дочери приходится выполнять много домашних обязанностей, создаются условия для сексуальных контактов между отцом и дочерью. Известно, что насилие над мальчиками со стороны их отцов более распространено в тех семьях, где отец отличается деспотичностью, злоупотребляет спиртным, имеет проблемы в супружеских отношениях и применяет физическое насилие по отношению к другим членам семьи. Сексуальные злоупотребления по отношению к мальчикам со стороны их матерей чаще случаются тогда, когда мать слишком зависима от сына в плане эмоциональной поддержки. Случаи инцеста нередки также в семьях, где внутрисемейные отношения носят хаотичный характер, имеет место смешение ролей и размыты границы между поколениями (Thomas &Stamatiou, 1991; Maddock& Larson, 1995). Мужчины, совершающие инцест, склонны считать, что они обладают сексуальным превосходством над остальными членами семьи, что детьми движут сексуальные мотивы, и преуменьшать то зло, которое несет в себе сексуальное злоупотребление по отношению к детям (Hanson, Gizzarelli & Scott, 1994).

Много внимания уделяется той роли, которую играет мать в случаях, когда ребенок, особенно дочь, подвергается сексуальным злоупотреблениям или насилию со стороны отца. Было распространено мнение, что мать ведет себя в семейной системе таким образом, что, вольно или невольно, подталкивает дочь к инцесту. Матерей жертв инцеста часто характеризовали как пассивных, зависимых или склонных к мазохизму, и предполагалось, что им нередко бывает известно о инцестуальных отношениях. Более внимательное изучение публикаций на эту тему позволяет сделать вывод, что такие предположения не имеют под собой достаточных оснований. Отсутствуют явные доказательства того, что матери не предпринимают каких-то решительных действий, как только им становится известно, что у дочери были сексуальные контакты с кем-то из членов семьи. Немалое число таких матерей сами подвергались сексуальному и физическому насилию со стороны кого-то из членов семьи в детские годы или со стороны своих мужей (Kaplan, Becker & Martinez, 1990).

Подобно другим видам сексуального злоупотребления, инцест обычно является для ребенка таким опытом, который вносит определенные искажения в его сознание. Дети могут проявлять определенную пассивность в ходе таких отношений и даже каким-то образом их провоцировать. В результате подобного опыта они могут стать излишне чувственными и интересоваться сексом больше, чем положено в их возрасте, или могут демонстрировать деструктивные и агрессивные формы поведения, обусловленные испытываемыми ими чувствами вины и возмущения и низкой самооценкой.

Считается, что первая задача при оказании помощи жертвам инцеста - это убедить их в том, что они не должны упрекать себя за случившееся.

Однако этот подход имеет и свою негативную сторону. Пусть даже такие внушения делаются из лучших намерений, они могут углубить чувство бессилия и беспомощности, которые ребенок уже испытывает под влиянием инцидента. Обычно такое стремление защитить ребенка бывает вызвано чувством негодования, которое испытывает по отношению к растлителю сам психотерапевт или социальный работник. Было высказано мнение, что психотерапевт должен работать с детьми такими методами, которые помогли бы им увидеть различные варианты действий в ситуациях, связанных с сексуальными отношениями, а также разобраться в тех сложных эмоциональных реакциях, которые могут при этом возникать. Сопереживая детям и оказывая им поддержку в ходе любых болезненных процессов, которые могут у них наблюдаться, психотерапевты должны одновременно внушать детям, что они способны, хотя бы частично, контролировать те ситуации, которые будут возникать в будущем. Процесс лечения касается всей семьи и должен рассматриваться как предоставляющий возможность оказания помощи каждому из ее членов (Talmadge& Wallace, 1991;Maddock&Larson, 1995).

Нередки случаи, когда психически больные люди, алкоголики или сексуальные насильники во время сеанса психотерапии сообщают, что они были в прошлом жертвами инцеста. Они могут по-прежнему стараться понять, как и почему это случилось. Исследования показывают, что, научившись справляться с этими неурегулированными чувствами, люди могут вновь ощутить себя хозяевами своей жизни (McCormack et al., 1992). Групповые беседы являются одним из наиболее распространенных методов психотерапевтической помощи жертвам инцеста, хотя беседы один на один также широко практикуются. Психотерапевтам приходится часто помогать взрослым пациентам, пережившим инцест, преодолеть мучившее их многие годы чувство стыда и негодования, которое во многих случаях является причиной возникновения различных трудностей в их отношениях с другими людьми. Нужно убедить этих взрослых в том, что они - люди достойные и сильные.

Припоминание или ложные воспоминания: разные точки зрения

После того как в последние годы стали получать все большую огласку случаи сексуального злоупотребления по отношению к детям, возникли споры по поводу возможности припоминания таких случаев из своего детства во время сеансов психотерапии. В некоторых публикациях приводились перечни психологических и физических симптомов, которые характерны для взрослых, подвергавшихся в детстве сексуальному насилию. Некоторые психологи и психотерапевты начали проводить более глубокие исследования прошлого своих взрослых пациентов с такими симптомами, с тем чтобы выяснить, не становились ли те ранее объектом сексуального насилия. Эти исследования послужили основанием для написания ряда научных статей о припоминании пациентами случаев сексуального злоупотребления, совершенного над ними в прошлом. Получили широкий резонанс несколько судебных процессов, на которых взрослые дочери обвиняли своих родителей в сексуальном или ином насилии, после того как они вспоминали о случаях такого насилия во время сеансов психотерапии. Некоторые из родителей настаивали на том, что их обвиняют несправедливо, утверждая, что безнравственные или некомпетентные психотерапевты с помощью внушения вызывают у своих пациентов ложные воспоминания (Coughlin, 1995).

Споры по данному вопросу продолжаются. Хотя специалисты в области психологии и психиатрии считают, что травматические события, имевшие место в детстве, могут быть на какое-то время забыты, а затем восстановлены в памяти, нельзя сказать, что данные исследований подтверждают эту точку зрения (Green, 1995). Кроме того, существуют определенные сомнения в достоверности деталей таких воспоминаний, пусть даже события, которые удалось вспомнить, действительно имели место. Исследования показывают, что воспоминания о событиях и переживаниях детских лет способны перерастать в фантазии, которые могут возникать также и под влиянием внушения со стороны какого-то человека (Good, 1994). Некоторые комментаторы заявляют, что психотерапевты, делающие допущения в отношении истинности припоминаний, перестают быть хорошими специалистами в своей области, когда начинают настаивать на том, что недоверие к таким воспоминаниям равносильно отрицанию истины. В этом случае они устраивают пациенту и другим людям ловушку, в которую тем очень легко угодить. Однако также верно и то, что психотерапевты иногда должны выступать в качестве адвокатов своих пациентов (Aithof, 1994; Enns, 1996; Green 1995).

В то время как сторонники достоверности воспоминаний требуют, чтобы к людям, подвергшимся в прошлом сексуальному злоупотреблению или насилию, относились с пониманием, некоторые члены семей последних, считающие, что их обвиняют незаслуженно, создали объединение под названием «Синдром ложных воспоминаний». Это движение направляет свои усилия на борьбу с возможными последствиями воспоминаний, которые оказываются недостоверными (Pendergast, 1995). Американская психологическая ассоциация назначила специальную комиссию, которая должна была изучить этот вопрос и примирить противоборствующие стороны, но вместо этого обнаружила, что еще слишком мало известно о надежности работы памяти (Coughlin, 1995). Есть люди, у которых воспоминания о сексуальном злоупотреблении или насилии, которому они подвергались в детстве, возможно, были вытеснены и действительно могут быть восстановлены. С другой стороны, исследователи признают, что воспоминания некоторых людей могут иногда быть неполными и неточными или оказываются недостоверными вследствие влияния других мыслительных процессов. Как бы там ни было, важнейшими моментами в этом вопросе продолжают оставаться следующие: как психотерапевтам следует относиться к таким воспоминаниям и в какой степени следует на них полагаться в тех cлучаях, когда они используются при предъявлении судебных исков действительным или мнимым насильникам (Enns, 1996; Green, 1995).

ПЕДОФИЛИЯ - другой термин для обозначения сексуального злоупотребления по отношению к ребенку.

РАСТЛЕНИЕ МАЛОЛЕТНИХ - сексуальное злоупотребление по отношению к ребенку, совершаемое взрослым.

ТАБУ НА ИНЦЕСТ - запрет на инцест, существующий в большинстве обществ.

ИНЦЕСТ - сексуальные отношения между членами семьи, состоящими в близком родстве.

 

Читайте также:

«Виагра» - 33 вопроса и ответа

Г-зона

"Грязные" разговоры

Гомогендерная ориентация и поведение

Гомогендерная ориентация и поведение. Часть 2

Гомогендерная ориентация и поведение. Часть 3

Гомогендерная ориентация и поведение. Часть 4

Дети и секс

Женщины, мужчины и сексуальное возбуждение

Контрацепция (Часть 1, Часть 2, Часть 3)

Как разработать мускулы любви

Нетипичные и чреватые проблемами сексуальные связи

Одновременный оргазм

Отсчет спермы

Половое созревание девушек

Потребность в дополнительной стимуляции сексуального возбуждения

Предварительные ласки

Поделиться или сохранить себе

Статьи
Лекарства
Безопасность лекарств

Рубрикатор по Мед2000.ru

Анализы

Акушерство

Аллергология

Андрология

Гастроэнтерология

Гематология

Гинекология

Дерматология

Диетология

Иглотерапия

Иммунология

Инфекции

Кардиология

Косметология

Неврология

Нефрология

Онкология

Оториноларингология (ЛОР)

Паразитология

Педиатрия

Психиатрия

Психология

Пульмонология

Ревматология

Сексология

Стоматология

Терапия

Урология

Фармакология

Хирургия

Эндокринология

Эпидемиология

Другие специальности

 

Энциклопедии

Вопросы и ответы

Анализы. Инфекции

Аллергии

Здоровый человек

Атопический дерматит

Секс

Термины

Материалы ВОЗ

Нетрадиционные методы

Сам себе 03

Прививки

Косметика

 

Лекарства

От А до Й

От К до Н

От О до С

От Т до Я

 

Психология

Рецепты

 

Врачу

Справочник врача

Научные статьи, тезисы, литобзоры, методички

Переводы

Скорая помощь

 

Рубрикатор: Анализы, Акушерство, Аллергология, Андрология, Гастроэнтерология, Гематология, Гинекология, Дерматология, Диетология, Иглотерапия, Иммунология, Инфекции, Кардиология, Косметология, Неврология, Нефрология, Онкология, Оториноларингология (ЛОР), Паразитология, Педиатрия, Психиатрия, Психология, Пульмонология, Ревматология, Сексология, Стоматология, Терапия, Урология, Фармакология, Хирургия, Эндокринология, Другие специальности:, Анестезиология Ангиология, Гепатология, Наркология, Нейрохирургия, Неонатология Ортопедия, Офтальмология, Проктология, Реаниматология, Травматология, Фтизиатрия,

Сайт Библиотека Здоровья - Большая медицинская библиотека - www.med2000.ru (до 1999г - www.gabr.org) создан в 1998 году

©Med2000.ru, Gabr.org

Правила копирования информации с сайта Мед2000 для использования в Интернет

Представленная на сайте информация не должна использоваться для самостоятельной диагностики и лечения и не может служить заменой очной консультации лечащего врача.

Страницу лучше просматривать при среднем размере шрифта